Интервью с Васей Обломовым о его новом альбоме и вообще

Вася Обломов – поэт, музыкант и общественный деятель, который рассказал о новом альбоме «Многоходовочка», ростовской романтике и еще кое о чем.
– Сами понимаете – публика в Москве довольно требовательна. Она хочет, чтобы ее всегда удивляли и радовали. Вы готовы к этому?
– Буквально на днях я посещал концерт Дэймона Албарна в Royal Albert Hall, Лондон. И знаете, что там было примечательно? Никаких экранов, хлопушек и разнообразных эффектов там не было. Было только крутое исполнение песен и сопровождающие люди. И это было восхитительно, но я Вася обломов, поэтому в Москве у нас будет большой экран с видеопрезентацией; мы немного изменим звучание, чтобы оно стало поживее и добавим флейту. Думаю, будет круто.
– Так сложилось, что все пластинки, которые Вы выпускали ранее, а точнее их песни, буквально растаскивали на цитаты.  Что вы думаете по этому поводу?
– Не знаю, не могу быть в чем-то уверен. Я никому не давал никаких обещаний, никому не посылал никаких поводов. Я просто делал песни, которые получались… как получались. На мой взгляд, пластинка получилась не хуже остальных и не должна разочаровать. В ней будет 13 песен, и имеет она название «Многоходовочка».
– У тебя это уже по счету четвертый сольный альбом. Встает справедливый вопрос: не станет ли он смертельным для группы «Чебоза»?
– Именно в этом году исполнилось уже 10 лет, как вышел дебютный альбом «Чебозы». И я ее прослушивал, и хочу сказать, что звучит она просто ужасно. По крайней мере, мне так кажется с моими современными представлениями о музыке. Тему этой рок-группы мы решили закрыть по разным на то причинам. Главная из них – экономическая. Мы никогда не получали больших гонораров, а работать альтруистами нам не очень-то и нравится. Ведь я собираюсь приобрести квартиру в мо пушкино для свой семьи Да и вообще мне кажется сейчас, что рок музыка стала просто уже не такой актуальной и где-то скучной. Ну а вот Вася Обломов – это уникальный проект, у которого просто не существует творческих рамок, ему позволено практически все. Этот проект мне действительно интересен. Но как бы там ни было, я не могу исключать того факта, что сейчас я играю на живых скрипках и акустических гитарах, а через некоторое время буду снова играть рок.
– Что происходило в конце 90-х, когда вы играли брит-поп?
– Юноши просто не склонны о чем-то думать серьезном. Мы работали по простой схеме: рассчитывали одновременно на все, и рассчитывали на ничего. Мы смотрели клипы Нирваны и Оазиса, и думали, что если что-то делать с душой, то, в конце концов, через лет пять что-нибудь да получится. И где-то так все и получилось: спустя пять лет мы выступили на самом большом российском рок-фестивале. Но все же это не было тем, о чем мы мечтали.
– О чем именно ты говоришь?
– В то время группа «Чебоза» была своеобразным протестом против ростовской системы, а если точнее, то против дешевой советской эстрады и не особо «умного» шансона. Мы мечтали, что в будущем по «Первому» будут показывать на новый год Ноэла Галлахера и Пола Маккартни, а по радио будет звучать Blur. И вот я вырос, и что могу сказать: ехал недавно по Петербургу в такси и слушал радио. Могу сказать, что время изменилось и артисты тоже, но вот все осталось на своих местах, и это очень печально.
– Ты не похож на человека, который много работает.
– А я много и не работаю, я больше всего занят тем, что занимаюсь всякими вещами, которые мне нравятся. Да и этот альбом, по сути, я выпустил только потому, что у меня появилось много свободного времени. Сейчас идет информационная война, и я решил не упускать момент и посочинять немножко.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *